Важная информация:

 
 

 

Межрегиональный общественный фонд содействия развитию образования и культуры "Основы православной культуры"

 

7-е издание учебного пособия по курсу «Основы православной культуры» для 6 класса
(6 раздел)"

 

 

А.В.Бородина "Основы духовно-нравственной культуры народов России: Основы православной культуры". Учебник для 4 класса (ОРКиСЭ).
А.В.Бородина Основы  духовно-нравственной культуры  народов России: Основы православной культуры. Учебник для 4 класса (ОРКиСЭ).

В помощь изданию учебно-методического комплекта "Основы православной культуры" А.В.Бородиной создан благотворительный фонд. Каждый может оказать посильную помощь:

- Реквизиты Фонда
- Образец заполнения платежного поручения

 

А.В. Бородина "Педагогические аспекты историко-культурного наследия России"

Выступление А. В. Бородиной на Пленарном заседании
XV Епархиальных Богородично-Рождественских образовательных чтений,
посвященных Году российской истории.

Тема: «Историко-культурное наследие и образование. XXI век»
(24-26 сентября 2012 г., г. Калуга, Концертный зал ГУК «Калужская областная филармония»)


Ваше Высокопреосвященство, честные отцы, глубокочтимые организаторы,
гости и все участники XV Епархиальных Богородично-Рождественских образовательных чтений!

На наших калужских мероприятиях мы последовательно рассматриваем разные аспекты проблемы сохранения историко-культурного наследия России. В центре нашего внимания всегда была духовная культура и историко-культурологический курс «Основы православной культуры» как главный инструмент восполнения недостающего звена в современном образовании. Не только потому, что православие является основой отечественной культуры и важнейшей движущей силой русской истории, то есть не только по причине её определяющей исторической и творческой функциональности, но и по его социальной значимости для современности и будущего России: его особой ценности для национальной безопасности России, для социально-экономической и политической стабильности, экологического благополучия, для общекультурного, творческого и интеллектуального развития подрастающего поколения и его полноценной социализации в отечественной культуре.

Сегодня я хотела бы коснуться педагогических аспектов проблемы сохранения духовных основ историко-культурного наследия: содержательного, историко-образовательного и концептуально-методологического. По поводу первого всё должно быть ясно. Прежде всего, обращаюсь к нашей педагогической грамматике, к тем азам педагогической науки, которые мы усваивали со студенческой скамьи. Так, согласно учебному пособию «Педагогика» под редакцией П. И. Пидкасистого, «источниками формирования содержания школьного образования является культура или социальный опыт» (издание 3-е, с. 214). Здесь же источники конкретизируются: «наука, производство материальных и духовных благ, опыт общественных отношений, духовные ценности, формы общественного сознания, сферы деятельности человека, или точнее, виды деятельности».  Мы видим, что главным в содержании является собственно культура во всей полноте её проявлений. История же представляет собой естественный, подсказанный самой жизнью, надёжный и очень удобный для усвоения школьниками путь изучения, передачи культуры народа. Культура и история народа неразделимы. Так, Николай Михайлович Карамзин в Предисловии к «Истории государства Российского» писал:

«История в некотором смысле есть священная книга народов: главная, необходимая; зерцало их бытия и деятельности; скрижаль откровений и правил; завет предков к потомству; дополнение, изъяснение настоящего и пример будущего.

Правители, Законодатели действуют по указаниям Истории и смотрят на её листы, как мореплаватели на чертежи морей. Мудрость человеческая имеет нужду в опытах, а жизнь кратковременна. Должно знать, как искони мятежные страсти волновали гражданское общество и какими способами благотворная власть ума обуздывала их бурное стремление, чтобы учредить порядок, согласить выгоды людей и даровать им возможное на земле счастие.

Но и простой гражданин должен читать Историю. Она мирит его с несовершенством видимого порядка вещей, как с обыкновенным явлением во всех веках; утешает в государственных бедствиях, свидетельствуя, что и прежде бывали подобные, бывали ещё ужаснейшие, и Государство не разрушалось; она питает нравственное чувство и праведным судом своим располагает душу к справедливости, которая утверждает наше благо и согласие общества».

Вникая в эти слова, мы понимаем, что всё это верно и история имеет всеохватную воспитывающе–развивающе–образовывающую ценность для всех граждан только при соответствующей концепции изложения: если она действительно становится «зерцалом бытия» народов и их деятельности; «скрижалью откровений и правил»; «заветом предков к потомству; дополнением, изъяснением настоящего и примером будущего», если история подаётся так глубоко, что позволяет понять, «как искони мятежные страсти волновали гражданское общество и какими способами благотворная власть ума обуздывала их бурное стремление, чтобы учредить порядок, согласить выгоды людей и даровать им возможное на земле счастие»; если история питает нравственное чувство и праведным судом своим располагает душу к справедливости», то есть только в том случае, если даётся полная картина, не выхолащивается духовная часть её. Вот как задумывалось изложение отечественной истории, и с какой целью писалась эта история. И, подчеркнём, что это не была история культуры, не была история православия или православной культуры, это была история государства.

И в подтверждение этих слов могу предложить интересный пример. Как правило, в качестве материалов, свидетельствующих о религиозной основе русской истории, мы используем произведения, созданные яркими, талантливыми творческими личностями. И может сложиться мнение, что духовные поиски свойственны только прозаикам, поэтам, философам, а обычный труженик далёк от всего этого. Но вот мне в руках случайно попала небольшая книжка «Общiя записки Василия Полетаева».  Это дневник крестьянина, погибшего в Великой Отечественной войне. С 17 лет он вёл дневник, в котором записывал то, что он видел и переживал с мая 1919 года.  Поражает внутренний мир простого крестьянина, вынужденного покинуть свой край в поисках заработка, а иногда куска хлеба. Записки оформлены разностильно: то «12-го июня Четверг нов. ст.», то «н. ст. 27 Мая» и т. д. И на этом фоне вдруг видно, что человек жил церковными праздниками: «Н. ст. 28-го Августа Четверг. День Успения Богородицы.», «21-го Сентября воскресенье в день Рождества Богородицы», «27-го Сентября суббота. В Воздвиженье», «Июля 2-го дня. В Казанскую в летнюю» и т. д.  То есть для человека были просто дни, и были праздники, причём церковные праздники – родные, свои, понятные, как казалось автору записок, всем, поэтому не «Воздвижение Животворящего Креста Господня», а просто «Воздвиженье», не «празднование Казанской иконы Божией Матери», а «В Казанскую в летнюю». И вот ещё процитирую, какая запись меня поразила: «Боже мой, какой я жалкий человек родился! Что вперёд будет? А сейчас никак мне невозможно выйти из этого печального положения. И никак нет возможности мне просветиться и стать тем Человеком, на какого я родился в свет. Неужели всё так и пройдёт?». И ещё, читая текст и постоянно встречая слова: «Боже мой, Слава Господу, «Слава Богу», убеждаешься, что это не суетное поминание Всевышнего, это привычка, или навык общения с Богом. И заметьте, это уже был советский период отечественной истории.

Возвращаясь к педагогическим проблемам, должна подчеркнуть, что неразделимы история и культура и в школьной педагогической практике. К культуре, конечно, можно приобщать и без истории, то есть непосредственно, включая детей в культурную деятельность. Например, на уроках физкультуры, в спортивных секциях и кружках идёт приобщение к физической культуре и осуществляется физическое развитие и воспитание, на уроках труда (или технологии) школьники приобщаются к труду и к повседневной культуре быта, на уроках музыки – дети приобщаются к музыкальной культуре.

Культура же религиозная, значение которой осознаётся всё больше как заказчиком образования, так и правительством, в этом смысле оказывается в особых условиях. И здесь, прежде чем перейти к концептуально-методологическому аспекту, необходимо хотя бы в некоторых чертах обозначить историко-образовательный аспект религиозного образования.

Из истории отечественного образования нам известна традиционная форма приобщения к религии – учебный предмет «Закон Божий». Но главная проблема заключается в том, что в православной традиции к религиозной культуре приобщение осуществляется в практической форме, то есть путём воцерковления, через непосредственное участие в таинствах, через опыт стяжания благодати, через практику богообщения. Такой духовный труд открывается человеку, сознательно вставшему на путь духовного восхождения. Он не применим в светской школе в силу законодательных причин и организационно-педагогических. Хотя за рамками образовательного процесса по договору между администрацией школы и религиозной организацией такое религиозное воспитание возможно. Но практика – надёжный судья любой теории – показал неактуальность такой формы. Потому что воцерковление происходит в Церкви. И когда противники курса «Основы православной культуры» говорят, что он не культурологический, потому что очень глубокий, серьёзный, раскрывает духовные понятия и воспитывает нравственно, это говорит либо о сознательном лукавстве, либо о непонимании сути православного воспитания и разницы между религиозным воспитанием и историко-культурологическим образованием.

Содержание основ православной культуры огромно, я бы сказала, – необъятно.  Главными вопросами на курсах и семинарах, которые обычно задают все слушатели, остаются следующие: «Чем религиозное воспитание, то есть воспитание в вере отличается от историко-культурологического религиозно-познавательного образования? Что может дать Церковь, а что может дать историко-культурологический курс?». На одном из последних семинаров отвечали вместе: священник и я. И интересным для меня самой оказалось моё личное сравнение наших ответов. Оказалось, что даже отправные точки наших мыслей были разными и форма изъяснения были у нас разные, но наши ответы друг друга дополнили, и учителя получили исчерпывающий ответ. Я говорила о содержании, принципах, прежде всего о принципе светскости образования, и формах историко-культурологического образования, то есть объясняла, оперируя педагогическими категориями. А священник сказал по-другому, образно. Но, как мне показалось, слушатели очень хорошо поняли. Он предложил представить систему координат и сказал примерно так. Он согласился с моими словами, что православная культура огромна, и добавил, что познавать её можно сколько угодно и в ширину и вглубь. Наш курс раскрывает религиозную область больше в ширину, то есть то, что стало открыто миру в истории в разных проявлениях духовности. А глубина  и высота – доступны только в Церкви, через воцерковление и личный религиозный опыт. Я думаю, что это очень ясная образная картина отражает суть интересующих нас вещей.   

И последняя мысль, которой я хотела бы с вами поделиться, заключается в важности сохранения систематического с 1 класса курса «Основы православной культуры». Дело в том, что духовное, религиозное содержание постепенно проникает во все предметы. Это радует, и этому в немалой степени способствовали и наши с вами совместные труды и труды многих других специалистов в других регионах. И многие учебные предметы берут на вооружение духовное содержание. При этом содержание серьёзно искажается. Я не буду называть авторов и даже названия учебных пособий, поскольку я не ставлю своей целью критику, но хочу обратить внимание на появление новой проблемы. Более того, я склонна думать, что авторы не хотели ничего дурного, они просто делают попытки формировать позитивные качества  на этических беседах и приучать школьников к размышлениям на духовные темы. Для этого авторы пособий по самым разным предметам сегодня используют такие произведения, как «Мелкий бес» Фёдора Сологуба,  «Божественная комедия» Данте Алигьери, «Каин и Авель» в переложении К. И. Чуковского по книге «Вавилонская башня и другие древние легенды». А вы помните, что у К. Чуковского многое по-своему. Конечно, автору делает честь то, что он к этой теме обращался уже в 1989 году, но время, в которое он это делал, видимо, ещё не позволяло ему передать подлинно религиозную суть тех предметов, о которых он писал. Например, Каин и Авель, в пересказе известного автора, просто развели костёр, а не приносили жертву Богу. Сами по себе эти произведения прекрасно демонстрируют жизненность религии, библейских сюжетов, то, что она постоянно питает культуру разных народов. Но эти произведения не должны подаваться как традиционные источники знаний о религии, не по ним должны формироваться религиозные представления. Эти произведения могут прочитываться уже после того, как ребёнок овладел основными понятиями, историей христианства. Тогда мы будем честны и перед детьми и перед историко-культурным наследием, и автора можно будет понимать: зная, как и чему учила традиционная религия, можно понять, что волновало автора, почему и что от себя человек вложил и т. д. И это я обратила внимание только на одно пособие по одному из многих школьных предметов, а таких пособий теперь десятки.

Как видим, эта проблема весьма актуализирует сегодня вопрос об изучении курса «Основы православной культуры» с 1 класса, чтобы не художественной литературе, не по Данте, не по К. И. Чуковскому и другим авторам изучались Священная история и историко-культурное наследие России, чтобы дети были грамотными, понимали и различали высоту религии, глубину её принятия человеком в своей душе, в личном опыте и широту и многообразие творческого переложения религиозного содержания в историко-культурном наследии. 

Благодарю за внимание.
Прочитано 682 раз

 

Основы православной культуры. Проект А.В. Бородиной
Индекс Цитирования Яndex