Важная информация:

 
 

 

Межрегиональный общественный фонд содействия развитию образования и культуры "Основы православной культуры"

 

7-е издание учебного пособия по курсу «Основы православной культуры» для 6 класса
(6 раздел)"

 

 

А.В.Бородина "Основы духовно-нравственной культуры народов России: Основы православной культуры". Учебник для 4 класса (ОРКиСЭ).
А.В.Бородина Основы  духовно-нравственной культуры  народов России: Основы православной культуры. Учебник для 4 класса (ОРКиСЭ).

В помощь изданию учебно-методического комплекта "Основы православной культуры" А.В.Бородиной создан благотворительный фонд. Каждый может оказать посильную помощь:

- Реквизиты Фонда
- Образец заполнения платежного поручения

 

А. В. Бородина. Основы православной культуры в системе современного образования

Бородина Алла Валентиновна, автор и разработчик курса «Основы православной культуры», президент Межрегионального общественного фонда «Основы православной культуры», главный редактор издательства «Основы православной культуры», координатор ОО «Народный собор», член Союза писателей России, лауреат Международного конкурса детской и юношеской художественной и научно-популярной литературы им. А. Н. Толстого, кавалер ордена Преподобного Сергия Радонежского РПЦ, кандидат культурологии

Международные Рождественские Образовательные Чтения ежегодно предоставляют нам с вами возможность рассматривать тему «Основы православной культуры», находить единомышленников, способы продвижения курса, оказывать помощь педагогам-практикам, работающим по нашей программе.


Задачи секции со временем меняются, становятся всё более конкретными. Если первая секция была для нас просто трибуной для привлечения внимания к проблемам ОПК и способом поддержки, даже формой благодарности тем людям, которые чем-либо помогали в защите первого учебника и проекта в целом, то сегодня проведение секции требует от нас решения профессиональных педагогических задач. Ситуация для предмета ОПК изменилась, борьба не прекратилась, но она теперь иная, более изощрённая, и главными средствами наших противников стали следующие: 1) формы подмены содержания и названия; 2) «мягкая» клевета, сменившая прежние яростные нападки, теперь проявляющаяся в более осторожных «мнениях», чаще в кулуарах, в том числе нередко через либеральных реформаторов, вошедших в церковную среду, не считающихся с требованием народа и официальной позицией Церкви, игнорирующие слова Святейшего Патриарха по этому вопросу; и 3) замалчивание, то есть информационная блокада нашего проекта. Достаточно сказать, что на экраны телевизоров не был выпущен ни один отснятый разными телеканалами позитивный сюжет с моим участием, в которых я показывала литературу и спокойно рассказывала о курсе ОПК, его целях, задачах, особенностях, что могло бы давно погасить все споры и направить энтузиазм на конструктивное решение проблемы. Мои выступления в срочном порядке кто-либо заменял: г-да А. Фурсенко, С. Капица, И. Калина, А. Кураев или даже Г. М. Батракова, вводившая половое растление как обязательный курс в государственных школах Северо-Западного округа г. Москвы. В то же время в качестве «альтернативных» лоббируются проекты, в которых православное содержание сведено к минимуму, размыто, богословски неверно, или методически непрофессионально, или разделяет православную культуру на региональные секторы и, конечно, которые даже не называются «Основами православной культуры». Особенно в этом усердствуют специалисты Департамента образовательной политики Министерства образования и науки РФ, Министерства образования Московской области и Московского департамента образования. Причём, стало известно, что некоторые издательства в течение многих лет печатают продукцию с нарушением авторских прав и с просроченными или не существующими грифами. Например, перевод чужого иностранного учебника по христианству и религиям мира издаётся под авторством переводчика и рецензента и с давно просроченным грифом. Вот где необходим правовой контроль. В то время как учебно-методическое обеспечение нашей программы имеет целый ряд соответствующих грифов и рецензий, прошло апробацию в различных условиях, получило признание профессионалов, и может быть использовано именно в светской системе образования, что, в том числе, доказала и проверка Комиссией по правам человека при Президенте России и Министерством образования и науки   Брянского опыта, где курс «Основы православной культуры» по нашему проекту изучается как учебный предмет. В раздаточном комплекте нашей секции вы найдёте этот материал.


Видимо, кроме курса «Основы православной культуры», ни один образовательный проект не рассматривается как серьёзное препятствие для либеральных чиновников и реформаторов православия, противников православного возрождения, качества образования и воспитания подрастающего поколения, социальной и политической стабильности, а значит, процветания России. Борьба идёт именно с нашим проектом, потому что он богословски точен, закрепляет именно православные традиции, не даёт возможности подмены содержания, размывания понятий, вытеснения юлианского календаря и церковнославянского языка, научно обоснован, профессионально выстроен в соответствии с возрастными особенностями и программами базового образования, имеет надёжную методическую систему, обеспечивает преемственность дошкольной, начальной, основной, старшей школьной ступеней, вузовского и послевузовского образования и что тоже очень важно для России – даёт огромные перспективы для творческой научной, методической деятельности и государственного строительства. Всё это способствует сохранению единого образовательного, культурного и территориального пространства России, закреплению и развитию связей русской культуры с православным миром нашей планеты, корректному, плодотворному и безопасному для отечественных традиций выстраиванию отношений со всем христианским миром и другими культурами и конфессиями.


Нам остаётся только терпеливо отвечать на те вопросы, которые продолжают нам задавать по поводу основ православной культуры. Самые распространённые вопросы звучат следующим образом: что собой представляет курс «ОПК» на сегодняшний день, что составляет его учебно-методическое обеспечение, что необходимо для успешного преподавания, с какими трудностями сталкивается сегодня преподаватель, где учитель может получить подготовку для преподавания ОПК? И, конечно, нередко звучит вопрос о названии курса, о том, как оно соотносится с другими названиями. Вот с этого, одного из важнейших вопросов, мы и начнём.


Некоторые специалисты, не вникнув в суть проблемы, а, может быть, слишком хорошо вникнув, предлагают мне найти другую формулировку, якобы из лучших побуждений, чтобы защитить меня от нападок. Мне говорят: «Неужели Вам себя не жаль, на Вас клевещут, оскорбляют, предают, и те, которые считают себя либералами, и даже те, кто называют себя патриотами и православными людьми? Пока Вы боретесь за основы православной культуры с их канонами, апостольскими и соборными правилами и традициями, другие спокойно идут (и в буквальном смысле ездят) по Вашим следам, что-то издают и распространяют, не создавая шума, делают карьеру, решают коммерческие дела, получают звания, должности, но главное, пытаются оттеснить Ваш труд. Нужно обмануть, взять другое название, исправить содержание, и никто не осудит Вас с Вашим авторитетом, с Вашими заслугами. Вас поймут, а, может быть, даже не заметят, ведь и в церковной среде некоторые так делают». Что я могу сказать в ответ? За сочувствие благодарю, если это сочувствие. Убеждать ни в чём никого не буду, но напомню, что есть в мире то, от чего нельзя отступиться, что есть понятие истины – истины религиозной и истины научной, нарушать которые – преступление перед совестью и человечеством. Кому не ведома истина религиозная, никогда не поймёт, почему цена спасения человечества столь велика, почему нельзя было быть немного распятым, почему Евангелие нужно было распространять, не допуская лукавства, не искажая и не скрывая того, за что именно убивали, гнали, мучили; почему нельзя искажать Символ веры, почему апостолы не могли сделать то, что «мудро» с обывательской точки зрения. Зачем нужно было исповедовать Христа открыто, если можно было скрыть свою причастность к Христу и знания, полученные от Христа, до времени и жить не несколько лет, сгорая, а сто или двести лет, сделать карьеру, приблизиться к императору или высокопоставленному чиновнику (теперь – министру), скопить много средств, купить рабов, окрестить их по личному распоряжению и учить их, склонившихся перед «мудростью» и могуществом своего властителя. Не к этому ли стремятся некоторые деятели околоцерковных молодёжных движений, считающие, что ОПК не нужно всем детям, потому что им, деятелям, чтобы стоять на пьедестале, нужны слепые и глупые рабы? Зачем им такие христиане, которыми будет управлять Христос, зачем им такой Соперник? Как мудр и заманчив может быть, с точки зрения человеческого прагматизма, путь погибели, предательства. Не только для XIX века оставил Ф. Достоевский свою Легенду о Великом Инквизиторе. Нужно быть бдительными и детям, и их родителям, срочно нужно изучайте «Основы православной культуры».


А теперь, что касается истины научной. Напомню о фактах, которые составляют историю современности, историю образования, культуры.


«Основы православной культуры» стали главной образовательной, культурной и политической темой последних семи лет, с выхода в свет первого учебника под этим названием. Над темой «Основы православной культуры» я работаю более тринадцати лет; форма подачи, концепция, содержание, методика, нормативно-правовое основание, жанры учебно-методического обеспечения, эксперименты и условия апробации, экспертизы и рецензирование – всё это составляет основное направление моей деятельности этого периода. Получены факты, которые составили теперь серьёзную научную основу в области культуры, социологии, образования.


Но идеи духовного образования появились в нашем обществе гораздо раньше, с конца 80-х – начала 90-х гг. прошлого века. Эти идеи различно формулировались: Закон Божий, православное просвещение, духовно-нравственное воспитание, религиозное и религиоведческое образование и т. д. Наше национальное пробуждение шло параллельно с инициативами извне, которые даже опережали наше творчество. В отличие от наших, чужие инициативы располагали материальными средствами и сразу нашли опору в научной и чиновничьей среде. Духовную область противники отечественных традиций не собирались исключать, наоборот, она должна была получить финансирование и наполнение. Это могло стать сильнейшим механизмом управления людьми. Даже Закон Божий устроил бы некоторых либералов, но только не православный и открытый, а в какой-нибудь невыстроенной, завуалированной форме, чтобы стать средством формирования рабов. Без препятствий прошли диссертации, готовились учёные со степенями, создавались учебные курсы, частные организации с внушительными по тем временам названиями – Международные педагогические академии, институты экспертизы образовательных программ и т. д. Шла подготовительная работа для выделения новой области, подключения к её разработке государственного финансирования и лиц, получивших звания, статус, должности и широко раскрученных в либеральных СМИ. Долго шли разговоры на духовную тему. И вдруг появляется первый учебник «Основы православной культуры». Это кажется случайным, он около двух лет ходил по инстанциям, и вдруг за какие-то полтора месяца учебник был издан, практически таким, каким он был подготовлен автором, с теми же иллюстрациями. Конечно, к изданию были причастны люди, которым стала дорога эта книга. Но вместе с тем здесь присутствовала «прагматическая мудрость» новых политиков образования, согласно их планам, учебник должен был «убить сразу двух зайцев»: во-первых, протаранить путь для создания новой области (условно – «духовного образования») и, во-вторых, идти на заклание, то есть пройти такой путь поругания и уничижения, чтобы никому более не было повадно писать учебники, кроме тех, кого подключат новые «руководители». Вот за это право стать «руководителем», возглавить новое направление, распределять финансы и диктовать содержание, через которое можно менять религиозные традиции, ментальность народа, уничтожать его и т. д. идёт борьба до сих пор. Но гонения, как и в истории христианства, оказали свою услугу православию. Учебник получил распространение и родился целый курс «Основы православной культуры», появилась область знаний и деятельности для многих людей России и за рубежом.


Борьба с курсом ОПК развернулась мощным фронтом, с тех пор пошла череда запретов: изменили формулировки в законодательстве о праве учителя самому выбирать учебные пособия, недавно – акты об отмене регионального компонента, о введении единых образовательных стандартов. Нашим противникам не хватило ума понять, что испортить важное дело можно было только путём срочного его введения тогда. Но они, наверное, не знают или забыли, что услышал Савл, когда преследовал христиан. Про такое простейшее оружие – рожон – они забыли.


Не буду говорить дальше. Скажу только одно – всё идёт в соответствии с замыслом, известным мне во всяком случае. Хотя для нас – болезненно и медленно. Но многим уже стало ясно, что ещё важнее, чем задачи государственной важности – образовательные и социокультурные, которые призван решать курс ОПК, оказалась миссия ОПК, связанная со спасением человека. Но нередко люди, не понимающие этого, боятся набить шишки и ждут, когда государством будут созданы обязательные и удобные условия для введения этого курса. Что можно сказать? Выбор всегда есть и будет за каждым человеком. Даже когда уже несут венцы, человек в праве от них отказаться, а насильно спасения нет. Некоторые боятся, что за то благо, которое они понесут в мир, будут искушения, болезни, потери. Но всё это и даже смерть имеет место в человеческой жизни независимо от того, встали ли люди на путь спасения или нет. Разница лишь в том, из-за чего люди болеют, страдают, умирают и на что могут рассчитывать после этого.


Давайте посмотрим на экран, прочтите слова Святейшего Патриарха Алексия II, который на протяжении стольких лет говорит о необходимости введения культурологического курса «Основы православной культуры». Для членов Церкви это должно быть важнее всех своих личных мнений и соображений по вопросу названия курса.


Атеистам, оккультистам и неверующим, чтобы не тратили напрасно силы, убеждая меня изменить название или содержание, я скажу языком программирования творческого успеха: попробуйте написать такую книгу и с таким названием, которая хотя бы на полгода заставит людей спорить, обращаться к Священному Писанию, к истории и другим наукам, подтолкнёт их к творчеству или к другим инициативам, наполнит их жизнь новым содержанием.


А теперь несколько слов о сотрудничестве.


Когда я говорю о своём проекте, программе, говорю «нашей». Не только потому, что это более скромная форма. Как автор я работаю только одна, это творчество возможно исключительно в абсолютной тишине и одиночестве. Но дальнейшая реализация результата этого творчества осуществляется многими людьми. Для одних открывается значение этого проекта, эти люди становятся моими единомышленниками и соратниками, иногда до конца. Как это было с председателем Пресс-службы Союза писателей России Александром Борисовичем Дориным, который много и бескорыстно потрудился для продвижения курса ОПК и которого отняла у нас только его преждевременная смерть. Для кого-то это выгодная политическая или коммерческая тема. Истина о человеческих трудах останется у Всевышнего, вряд ли она должна открываться для посторонних. Но любая помощь, даже самая малая, будет полезна, прежде всего, помогающему.


Главные задачи по продвижению ОПК в школы: 1) продолжать политическую борьбу за введение курса «Основы православной культуры» в Федеральный компонент образования в качестве учебного курса; 2) продолжать разработку учебного курса; 3) создавать курсы подготовки учителей для успешного преподавания ОПК.


Преодолению всё ещё сохраняющегося пока противостояния церковного и светского образования способствовало бы волевое административное усилие в системе образования по созданию таких курсов, которые смогут объединить знания и опыт педагогический и церковный. 


В Москве и в других регионах люди просят организовать курсы по нашей программе и учебно-методическому обеспечению. Думаю, что нам с вами следует подумать о создании таких курсов. Выполнение этой задачи потребует серьёзной организации, значительных материальных средств, базы для проживания и учебных помещений. Вместе с тем, такие курсы получат серьёзные перспективы для реализации творческих научных, культурных и социальных программ. Поэтому я готова принять к рассмотрению предложения от участников нашей конференции, располагающих какими-либо возможностями (а не просто идеями). Располагая таким интеллектуальным багажом (я имею в виду и материализованный издательский продукт и опыт работы), мы на любой площадке, и на светской, и на церковной, сможем создать качественные курсы подготовки учителей к преподаванию ОПК.


В течение ряда лет на базе церковных учебных учреждений делаются попытки создания таких курсов. Давайте проанализируем результат. То, что этим занимаются люди церковные, уже хорошо. То есть, пользуясь этой актуальнейшей на сегодня темой – ОПК, они смогли привлечь в свои стены многих светских граждан и распространяют таким способом знания о православии. То есть под видом курсов ОПК происходит формирование общественной среды, что само по себе не может быть плохо. В результате слушатели даже получают необходимые удостоверения, но, к сожалению, практически учителями ОПК они не становятся. Почему? Потому, что программы таких курсов просто повторяют программы церковного образования духовного учреждения в сокращённом варианте, а иногда и без всякого сокращения. Но есть более серьёзный недостаток, он заключается в том, что курсы не учат слушателей работать по программе школьного курса, не знакомят с системой и учебно-методическим обеспечением по конкретной программе. Более того, недальновидные или непрофессиональные (в смысле педагогики) организаторы навязывают своим слушателям знакомство с сотнями программ (звучали цифры: от 800 до 1000 программ) и нацеливают на создание новых с разными названиями. Это не просто смешно, это очень грустно. Задумайтесь, ведь речь идёт о курсах подготовки учителей к преподаванию ОПК. Такое впечатление, что организаторы-руководители делают всё, чтобы препятствовать успешному преподаванию ОПК. Или они не понимают целей и задач курса, его объединяющей и гармонизующей социальной функции, или слишком хорошо понимают и делают всё, чтобы воспрепятствовать курсу ОПК или дискредитировать его.


Поэтому, если на такие курсы попадает не учитель, то он в светскую школу не идёт, а если идёт, то его пребывание оставит тяжёлый след в школе на многие годы. А редкие профессиональные учителя, увидев и услышав всё это, вообще не решаются начинать работать, потому что только человек со стороны может думать, что учитель – это всего лишь добрый человек, умеющий интересно рассказывать. А профессиональный учитель знает, что нельзя работать без программы, без учебника (учебного пособия для учащихся), без методички, без демонстрационного материала, без рабочей тетради. В результате, после прохождения курсов учителя в один голос говорят, что курсы им ничего не дали, что их загрузили так, что они вообще не понимают, чему и как они должны учить детей.


И вместе с тем, мы понимаем, что светские институты повышения квалификации или другие структуры тоже не смогут обойтись без специалистов, которыми располагают церковные учреждения. Вот это и есть самый важный на сегодня вопрос, вопрос культуры сотрудничества, чтобы истина духовная, профессиональная, научная восторжествовала, и люди, которые располагают необходимыми условиями для организации кадровой подготовки, начали уважать друг друга. И придётся позволить себе встать на защиту педагогов-профессионалов.


Мне приходилось видеть молодых людей, получавших некоторое духовное (церковное) образование в Москве и начинавших, как им казалось, преподавание ОПК. Меня поражала заносчивость и пыл, с которыми они осуждали директоров, якобы не пускающих курс ОПК в школу. Когда начинаешь выяснять, с какой программой и какими пособиями их не пускают, есть ли у них педагогическое образование, оказывается, что образования педагогического нет, программы нет, есть кое-какие наброски, не получившие ни соответствующей формы, ни рецензий, ни экспертиз, и не ОПК они преподают, а под названием, под вывеской ОПК пытаются вести беседы, есте-ственно, это возможно только за рамками образовательной программы, то есть это является формой внеклассной работы. И никаких обид на директоров школ в данном случае не должно быть. Такие случаи говорят о том, что имеет место непонимание специфики школьного образования.


А ведь очень важно, чтобы люди, которым поручена образовательная деятельность в церковной среде, показывали пример высокой культуры служения Божественной Истине, уважения к науке, к чужому труду. Как автору и разработчику курса «Основы православной культуры», постоянно имеющему связь с учителями и школьниками, мне приходится выслушивать высказывания об их наблюдениях за православной жизнью. И надо сказать, что наши современники, особенно молодёжь, хотели бы надеяться, что в наш век беспредельной коммерциализации и политизации, православная церковная среда может служить примером соблюдения традиционной иерархии ценностей, когда над всеми коммерческими, политическими, дипломатическими, личными интересами довлеет Истина вечная, духовная. 


Мы наблюдали, как смешно выглядят даже учёные, которые спешат высказывать своё мнение о предмете, в котором некомпетентны. Ничуть не лучше выглядят и люди, получившие какие-либо должности в Церкви, и потому имеющие возможность (благодаря традиционному авторитету Церкви) оказывать влияние на других людей, которые помогают противникам курса ОПК распространять клевету, повторять чужие мнения (или высказывать свои) о разработке курса, не изучив основательно всей системы курса по моей программе и не апробировав её лично в течение, скажем, пяти-семи лет в разных условиях.


Я хочу напомнить ситуацию, когда прокуратура и суды работали над проблемой защиты автора первого учебника «Основы православной культуры», когда оголтелые правозащитники требовали признать факт распятия Христа иудеями недействительным и исправления Евангелия. И Евангелие, евангельскую истину защищали светские люди. Сотруднику Московской прокуратуры пришлось принимать бой. Представьте себе, если бы он действовал из политических или личных интересов и взял на себя право высказывать своё мнение? Но великий подвиг совершить было дано не случайно ему, светскому, очень честному человеку. Право на подвиг было и у издателя-монаха, но он устранился, оставив меня одну в этой ситуации. А скромный сотрудник прокуратуры смог погасить все требования, доказав, что эти вопросы может решать только Церковь и наука. И наша история знает немало случаев, когда именно миряне оставались в памяти благодарных потомков как защитники Истины, Церкви Православной и православного Отечества. И этот подвиг защиты Евангелия, сохраняющийся в народной памяти, должен стать примером, показывающим, насколько важно не допустить никакого лукавства, не говорить того, чего ты не знаешь.

 

Материалы секции «Основы православной культуры в системе образования» XVI Международных Рождественских образовательных чтений. – М., 2008.

Прочитано 565 раз

 

Основы православной культуры. Проект А.В. Бородиной
Индекс Цитирования Яndex