Важная информация:

 
 

 

Межрегиональный общественный фонд содействия развитию образования и культуры "Основы православной культуры"

 

7-е издание учебного пособия по курсу «Основы православной культуры» для 6 класса
(6 раздел)"

 

 

А.В.Бородина "Основы духовно-нравственной культуры народов России: Основы православной культуры". Учебник для 4 класса (ОРКиСЭ).
А.В.Бородина Основы  духовно-нравственной культуры  народов России: Основы православной культуры. Учебник для 4 класса (ОРКиСЭ).

В помощь изданию учебно-методического комплекта "Основы православной культуры" А.В.Бородиной создан благотворительный фонд. Каждый может оказать посильную помощь:

- Реквизиты Фонда
- Образец заполнения платежного поручения

 

Презентация программы А. В. Бородиной «История религиозной культуры»

4 сентября 2004 года в конференц-зале павильона № 20
Всероссийского выставочного центра

 

Романов С. Б., проректор Московского института открытого образования Департамента образования г. Москвы:
К сожалению, так получилось, что с отделением церкви от школы, а потом с распадом на иерархические системы Советского союза образовалась ниша в школьном образовании, ниша в области духовности, в области культурологической. Эта ниша по сегодняшний день до сих пор не заполнена. Она заполняется стихийно, средствами массовой информации, общением школьников друг с другом, с окружающей средой, что, к сожалению, приносит плоды не очень хорошие. Увы, к сожалению, эта ниша со стороны взрослых еще частично заполнена, скажем так, атеистическими корнями. И это привело к тому, что сначала неосознанно, порядка 10 лет назад начала ощущаться необходимость в духовном и культурологическом образовании школьников именно в образовании русской культуры. В последние два года ощущается вполне то, что появляется неярко выраженный государственный заказ на такого рода образование: на уровне Министерства образования, Московского Департамента образования, Департаментов образования других регионов, но, к сожалению, еще раз подчеркиваю, что этот социальный заказ пока не явно выражен.

 

И тоже понятно почему. Потому что, по идее, школа сегодня должна учить человека, который через 10 лет будет нужен обществу, через 10 лет. А учат люди, которые получали образование 10 – 20 лет назад. Вот этот временной разрыв в 20 – 30 лет, к сожалению, мешает создать такие современные актуальные подходы, именно в образовании и воспитании школьников. В инициативном порядке, где-то примерно 10 лет назад, Алла Валентиновна смогла нащупать как бы подходы к решению этой проблемы, к созданию вот этого необходимого курса. Сначала это были наброски программы маленькой, затем маленького методического пособия. Потом учебника, и я рад подчеркнуть, что за эти 10 лет появилась продуманная многофункциональная программа. Эта программа уже частично наполнена учебниками, методическими пособиями, пособиями для учащихся. Конечно, она еще не закончена - эта работа по учебно-методическим комплектам в целом, еще не созданы многие запланированные Аллой Валентиновной пособия, и это хорошо, потому, что есть еще возможность его адаптировать их к существующим условиям: и к отдельным регионам и к отдельным школам, к отдельным требованиям государства, родителей и учеников. Но комплект такой уже появился на сегодняшний день. В наше время сейчас появляются схожие работы. Но должен сказать, что сравнительный анализ показывает, что именно учебно-методический комплект Аллы Валентиновны и, прежде всего, программа таит в себе возможности, которые ей позволяют стать ведущей в этой области, потому, что здесь, в этой программе существует достаточно уникальный склад и религиозных, и культурологических, и духовных, и национальных корней, которые можно применить в любых условиях. Конечно, нельзя сказать, что эта работа проходит без трудностей. Существуют трудности, вполне объективные, с которыми тоже приходится считаться. Во-первых, конечно, многоконфессиональность России, но я рад был увидеть по отзывам, по оценкам, что представители других конфессий готовы включиться в работу над отдельными компонентами этого курса, программа это позволяет, и поэтому ее можно адаптировать, предположим и для Татарстана с более исламскими корнями, где тоже готовы изучать православную культуру России, также и для других регионов.

 

Проблема состоит еще вот в чем: для того, чтобы преподавать этот курс, нужны, конечно же, подготовленные люди. Подготовленные не только по профессиональным педагогическим знаниям, но и подготовленные духовно и культурологически. Вот это задача, которая до конца еще не решена. Мало найти людей, которые это хотят и смогут сделать, их нужно научить. Вот эта проблема, которая ставится сейчас на повестку дня. Я рад, что появляются целые коллективы, целые школы, которые готовы включиться в работу над этой программой, придется собственно по ступеням подводить и школьников и учителей к осознанию необходимости изучения этого предмета, включению его в содержание образования. Эта работа сейчас уже идет. И, конечно же, я рад, что этот труд, чрезвычайно трудный, чрезвычайно сложный, который практически все эти годы критиковался с разных сторон, и это понятно, потому, что, в общем-то, это первый такой труд, это первая крупная программа такого рода, появившаяся в России за последние годы. От лица Московского департамента образования, Московского института открытого образования я рад поблагодарить Аллу Валентиновну за создание такой всеобъемлющей программы, а также я хотел бы поблагодарить издательский коллектив «Православная Педагогика» за то, что они взяли на себя смелость, нашли источники финансирования для того, чтобы все это издать. Нужно еще отметить следующее, что вся эта программа разрабатывалась Аллой Валентиновной в инициативном порядке без социального заказа. Никто эту работу не финансировал, все препоны ей приходилось преодолевать самой. И должен еще поблагодарить всех тех людей, которые помогли ей это сделать и помогают сейчас в продвижении этой программы, в доработке отдельных компонентов, потому что это чрезвычайно огромный, большой труд, я должен сказать, это такой труд, что под силу мощным и слаженным научным коллективам. Спасибо. Алла Валентиновна!

 

А. В. Бородина , автор и разработчик курсов «История религиозной культуры», «Основы православной культуры», главный редактор издательства «Православная педагогика», член Союза писателей России:
Проблема религиозно-познавательного образования в государственных и муниципальных школах оказалась наиболее острой и остаётся в течение нескольких лет самой актуальной среди всех образовательных проблеем. Никакие реформы, никакие новые курсы не оказывались в центре внимания так долго. Почему? Объясняется это, конечно, прежде всего, чрезвычайной важностью проблемы, решение которой могло бы внести оздоровление в школу: не только наполнить и оживить воспитание, но и дополнить и углубить содержание образования необходимыми и отсутствующими сегодня в базовом образовании знаниями. Это заслуживает и пристального внимания общественности и наших педагогических усилий. Но главная причина столь длительной актуальности этой проблемы заключается в том, что она не решается. Поэтому много лет внимание общественности приковано к этой проблеме. Была острая проблема растления детей под видом полового воспитания – растление запретили и проблему решали, нужно было такое простое решение - запрещение.

 

В случае же с религиозно-познавательным образованием требуется решение другое, нужна большая и кропотливая работа по использованию отечественных педагогических наработок и опыта, но эта работа не осуществляется руководством образования, значит, проблема не решается, поэтому не снижается и острота.

 

Проблема религиозно-познавательного образования не решается профессионально: ни управленчески, ни педагогически. Запретить нельзя, а управленческая система оказалась неспособной разрабатывать новую область, не смогла использовать результаты колоссальных усилий и творческого труда в этом направлении, предпринятых российскими педагогами. А если проблему не решают, с чего напряжение спадёт? Она становится всё острее и напряжённее. Вся научная, писательская, родительская и педагогическая общественность следит за каждым шагом Министерства и департаментов в этом направлении. И чиновники шаг за шагом выдают себя с головой. И чаще всего мы сталкиваемся с невежеством в области отечественной культуры, литературы, истории. Мы сталкиваемся с сохранившейся от тотального режима идеологизированной позицией чиновника, но сегодня, к сожалению, эта идеологизированность ориентирована чаще не на государство и родителей, а нечто другое. Тогда как школа обязана выполнять заказ социума. Чиновник получает зарплату и другие условия труда, чтобы наши дети получали образование в соответствии с нашими желаниями, в соответствии с нашими культурными ценностями, традициями и со всеми психологическими особенностями нашего культурно-национального типа. Но чиновник почему-то в большинстве случаев зациклен на проведении глобалистических идей и проявляет крайнюю нетерпимость по отношению к православию. В чём дело? Думаю, что социологам и политологам есть над чем потрудиться и выяснить, из какого фонда формируется наш управленческий аппарат, и почему он так нетерпим к православию и отечественной культуре. И что такому чиновнику мешает быть более объективным? И почему до сих пор Правительство терпит такую, мягко выражаясь, предвзятость? Тоже тема любопытная.

 

Однако вернёмся к нашей образовательной проблеме . Подчеркиваю, основы православной культуры для российского образования – проблема прежде всего не политическая, а образовательная. Её нужно решать срочно не как политическую и идеологическую, не как государственно-конфессиональную проблему, а как важнейшую на сегодняшний день образовательную задачу. Большая ошибка, на наш взгляд, состоит именно в том, что было позволено увести эту проблему в плоскость политическую. Многоконфессиональная страна, моноконфессиональная – это опять же работа для политологов и социологов. Пусть работают, мы их послушаем. У нас же проблема, прежде всего, образовательная. Функция школы – передача культуры, социального опыта. Зайдите в любую школу, спросите учителя, может ли он глубоко раскрыть особенности русской литературы и культуры без основ православной культуры. И услышите, что учителя очень нуждаются в знаниях о православной культуре для себя и для школьников. Если учитель литературы, искусства, истории говорит, что он может обойтись без таких знаний, значит, он сам не знает ни русской литературы, ни архитектуры, ни живописи, ни музыки, ни истории.

 

Филологи особенно хорошо осознают эту проблему сегодня, поэтому на филологических факультетах открываются отделения православной культуры, вводятся специальности и спецкурсы, позволяющие полноценно изучать культурологический и аксеологический аспект русской литературы.

 

В школе срочное и грамотное решение проблемы религиозно-познавательного образования необходимо для решения важнейших задач:

  1. повышение качества базового образования по литературе, русскому языку, истории, обществоведению, искусству, МХК, региональным курсам типа москвоведения;
  2. духовно-нравственное воспитание на основе традиционных для России ценностей и с учётом ментальности народа и патриотическое воспитание;
  3. творческое развитие школьников на историческом, эстетическом и нравственном материале;
  4. успешная социализация молодёжи в отечественной культуре.
    Это очень ценный для образования и для культуры материал. И сопротивление чиновников по данному вопросу, по моему глубокому убеждению, чаще всего говорит либо о невежестве, либо об их предвзятости на почве веронетерпимости, либо об их причастности к организованной деятельности по внедрению единой глобалистической идеологии (но это антиконституционная деятельность, поскольку наша Конституция запрещает введение одной идеологии). И здесь уже не только социологи и политологи должны поработать, но и юристы и другие специалисты.


Во всяком случае мы убедились, что идеологические пристрастия не позволяют чиновнику добросовестно выполнять заказ социума, ничего хорошего от таких чиновников не получается. И писательская, педагогическая, родительская общественность, студенты и учёные много раз выступали в печати и обращалась к Правительству с требованием пресечь сопротивление чиновников против изучения основ православной культуры, поскольку это есть проявление грубой и открытой дискриминации православного населения и русской культуры.


Отдельные руководители в регионах, отдельные учителя и учёные пытаются решать проблему и делают это вполне успешно на местах. Что же обещают нам наши новые руководители?


Наше прежнее Министерство и департаменты затрачивали, точнее, растрачивали бюджетные средства на закупку растлевающих программ, на разработку новых программ, которые народ не принимает. Как мы видится, и в случае с религиозно-познавательным образованием, делается попытка распределять и растрачивать новые бюджетные средства на разработку программ и пособий по новому направлению. Населению ещё предлагается подождать несколько лет, пока имеющие доступ к новому источнику денежных средств не наплаваются в новой теме, не наездятся заграницу за опытом, не переведут чужие, иностранные программы и учебники, не попробуют собственное творчество, не апробируют в школах и т.д. и т.п. А потом могут выплюнуть обществу что-нибудь такое, от чего родители будут спасать своих деток. И так можно долго разорять наше образование и государственный бюджет.


Мы давно уже поняли эти технологии, поэтому привыкли неустанно трудиться, всё ещё надеясь на возрождение отечественного образования.

Новый министр образования и науки А. Фурсенко, если верить последним публикациям, заявил, что основы православной культуры должны изучаться не отдельно, не факультативно, а систематически, урочно в рамках единой программы, посвящённой истории и культуре религий. Говорилось об особой роли православия в формировании отечественной культуры, что требует от разработчиков программ соблюдения определённых пропорций при распределении объёмов содержания.


И сегодня мы уже дарим новому Министерству и департаментам образования, всем школам России программу «История религиозной культуры», разработанную в соответствии с нашим законодательством, с принципом светского характера государственного и муниципального образования.

Историко-культурологическая концепция делает материал доступным, интересным, разнообразным, связанным с историей Отечества и мировой культурой, соединяет в единое целое страницы далёкой истории и современную нашу культуру. Как и полагается, около 80% посвящено православной культуре, поскольку именно этом материал нам нужен для базового образования, но в разделах, посвящённых истории христианства изучаются и другие христианские традиции, даются сведения о сектах, школьники знакомятся с древними религиями и в 11 классе – с конфессиональной картиной мира.


Это первая или одна из первых программ подобного содержания. Выстраивая самостоятельный курс религиозно-познавательного содержания, я ориентировалась и на программы по базовым предметам, прежде всего на литературу и историю. Между собой базовые программы практически не связаны, поэтому больше программу по литературе, но где больше всего нужна глубина духовно-нравственных основ культуры. Церковнославянский язык изучается в пятом классе, потому что в пятом-шестом в школе на уроках появляется древнерусская литература, лексика, стиль требуют помощи от церковнославянского языка. События истории христианства завершаются к 10-11 классам, здесь произведения XX века. Древние религии помогают при изучении искусства, мировой художественной культуры, поэзии серебряного века и т.д.


Программа успешно прошла экспертизу в РАО, получила поддержку крупнейших специалистов в области образования, науки и права, а также успешно апробировалась в государственных школах разного типа.


Нужно подчеркнуть универсальность программы: важно сохранить единое образовательное пространство, а не развалить его ещё и с помощью православного содержания. Сейчас много программ появилось по России, много программ регионального содержания, нацеленных на изучение местной культуры. Авторская программа «История религиозной культуры» подходит для любого региона, она содержит тот общий фундамент, без которого не обойтись ни одному региону. Но каждый регион и даже каждый учитель в состоянии адаптировать отдельные темы к местным святыням, памятникам культуры, к региональному историческому опыту. Это можно сделать и за счёт факультативных занятий и даже без увеличения часов, достаточно дополнить программу несколькими темами, провести экскурсии, сделать обзор литературы местных издательств и т.д.


Обеспеченность программы учебно-методическими пособиями . На сегодняшний день наша программа наиболее обеспечена учебно-методическими пособиями. Учебные пособия для детей созданы по пяти из десяти разделов. Учебно-методические для учителя – по двум разделам.


Важнейшие проблемы на сегодня:

  1. Подготовка кадров.
  2. Экспертиза пособий. Есть ли специалисты в Министерстве для осуществления объективной экспертизы по данному направлению. Думаю, что нет. Есть учёные по отдельным разным областям знаний, есть методисты по базовым предметам. Но по нашей тематике – нет. Здесь собраны знания по разным областям, но необходим опыт. Может ли дать специалист полноценный анализ нашим книга, если не проработал с детьми хотя бы 2-3 года? А нужно на каждой ступени образования, в каждом классе.


Не получится ли как на телевидении, когда противники православного образования решили укрепить свои позиции с помощью больших специалистов. Так физик стал важным «специалистом» в области образования, да ещё в области православной культуры. Но когда этот «специалист» проявил крайнюю веронетерпимость и бескультурье, злобно заявил очень уважаемому, заслуженному человеку, чтобы он убирался из России, потому что он православный, а Россия – для атеистов, миллионы зрителей убедились, что «специалист-эксперт» не только с православной культурой не знаком, но и с элементарной культурой общения не дружен.


В истории останется немало анекдотов, происходивших на телевидении и в жизни.
Например, один религиовед-философ, не будучи юристом, вдруг почему-то (а почему - можно догадаться) обвинил мою книгу в разжигании конфессиональной и национальной розни. Ситуация показалась настоящим специалистам интересной, и когда они почитали, проанализировали его документ и мою книгу, оказалось, что у меня нет и намёка на разжигании розни, а в его документе – есть. А когда взяли его другой труд – учебник, то оказалось, что этот учебник разжигает конфессиональную и национальную рознь. А учебник-то был с грифом «Рекомендовано Министерством образования…» Вот какие специалисты у нас есть по религиозной тематике.


Другой «эксперт» - либерал и богослов, - видимо, обиделся, что без него учебники и программы пишутся, наверное, думал, что за это хорошо платят, и хотел напомнить о своих талантах. Хотел критиковать первый учебник и ничего не смог придумать лучше, чем заявить, что учебник плохой, потому что написан на несколько лет обучения, а учебники не пишутся. И сразу обнаружилось, что он учебник не читал, потому что если бы он хотя бы прочитал 2-ю страницу или посмотрел оглавление, то знал бы, что учебник рассчитан на один год обучения. А в другой раз и в другом месте этот же любитель всех критиковать сообщил, что книга плохая, потому что у него от неё не рождается любви к православию. Вот так аргумент! А книга причём тут? Во-первых, как оказалось, он её не читал. А во-вторых, может быть, у него, кроме желчи и злости, вообще ничего не рождается к православию, которое он всё пытается перекроить на какой-то особый манер.


Если такие специалисты станут экспертами, то, конечно, результата хорошего не будет. К сожалению, в обществе не сложилось ещё понимания специфики нового направления. Каждый считает себя в праве судить об этой проблеме и о пособиях.
Думаю, что экспертиза, которой мы пользуемся, – самая добросовестная, самая строгая и самая профессиональная. Наши рецензенты – известные историки, филологи, богословы, юристы, талантливейшие поэты и писатели, лучшие, самые принципиальные и любящие, самые авторитетные в Москве священники. Мы очень гордимся духовным руководством отца Александра Шаргунова.

 

Минералова И. Г ., доктор филологических наук, профессор:
Я должна сказать, что не могу солидаризоваться с позицией, что этот предмет, который мы сейчас вводим в школьную программу, должен быть оторван от политики. Как это можно оторвать, я себе, если честно говорить, не представляю, потому что вот эти последние 3 дня, которые мы жили, - события в Беслане - мы можем оторвать их от всей предшествующей жизни и последующей? Мы можем оторвать эту общественную жизнь и все, что с нами происходит из-за проблем веры? Или не можем? Можем мы оторвать её от спекуляции на вере или не можем? Не можем, естественно. И поэтому, вот в этих условиях, в очень ложных условиях, программа Аллы Валентиновны, учебники Аллы Валентиновны делают не просто образовательное дело, культурно-образовательное дело, оно делает жизнистроительное дело. Вот в чем самый главный вопрос.


Ведь речь идет о религиозной культуре, а не религии как таковой. И, может быть, не стоит особенно акцентировать вопрос на том, можно или нельзя допускать атеистические высказывания. Отец Дмитрий Дудко написал в одной из своих проповедей, что атеизм – это путь к вере с черного входа. Понимаете? И такой путь тоже возможен, потому что неисповедимы пути Господни. И это мы тоже должны понимать.


Мне очень близка программа Аллы Валентиновны именно потому, что она строит все логично, именно в этом плане. Она заставляет размышлять о том мире культурном, в котором мы уже живем и, если мы обратим внимание, в ней нет никакого агрессивного навязывания той или иной веры. Это правильно. Потому, что главное для нас - это свобода выбора. Но свобода выбора в культурном пространстве. Мы прекрасно понимаем, что, не зная мира, не понимая значения многих вещей в мире, в котором мы живем, мы оказываемся слепыми и глухими. Поэтому знать все символы веры православной и других религий – это естественно для культурного человека. В этом культурном пространстве он найдет то глубокое духовное содержание, которое не только близко его предкам, но было частью его жизни. И, может быть, будет доступна эта главная черта православной веры – любовь. Правда ведь? В этом мире, где так много жестокости, ненависти, учебная программа Аллы Валентиновны, как раз и показывает пути к совершенству нравственному и духовному. Я бы не согласилась и с позицией, что, находясь сегодня в нашем агрессивном культурном пространстве, мы очень мало, что успели за последние 5 лет сделать. Невозможно переоценить труд Аллы Валентиновны, и орден на её груди свидетельствует о признании её заслуг. Не случайно и в педагогических вузах открывается и специализация «Русская Православная Культура». У нас на филологическом факультете такая специализация уже 4 года. И если первые 3 года мы набирали с небольшим конкурсом на эту специализацию - в этом году бум. Не на специалистов, не на бакалавров не было столько желающих поступить, как на русский язык и литературу и основы православной культуры. Это очень и очень хорошо. Кроме того, в педагогическом вузе у нас второй год проходила конференция, жаль, не взяла сборник «Вторые Пасхальные Чтения». Я могу с удовлетворением, как верующий человек сказать, что многие преподаватели в Вузах и школах и в средних учебных заведениях осваивают серьезно и глубоко материал русского слова и православного слова. Но при этом у меня есть одно опасение: всегда, когда новое, как хорошо забытое старое появляется, то на этой волне всегда есть определенная среда, которая хотела бы выжать из этого какой-то капитал. Разного свойства. И с другой стороны, мода есть мода. Мне бы хотелось, чтобы в реализации учебников и учебной программы и в реализации того материала, которым мы будем наполнять пособия, учебники и методические рекомендации, мы смогли избежать этих сопутствующих этому направлению пороков. И это стремление к коммерциализации и стремление оказаться просто модным, а не содержательным и глубоко духовным. Я бы постаралась всячески поддержать проект Издательства «Православная Педагогика», все, что от меня зависит, - я, конечно, могла бы включиться, помочь. Если нужна какая-то помощь моих коллег – филологов и преподавателей русского языка и литературы, профессуры, я всячески поддержу и помогу. Вот такие мои соображения и спасибо, что Вы пригласили меня сегодня на презентацию.

 

Гребнев Л. С ., доктор экономических наук, профессор:
Я бы хотел, во-первых, сказать несколько слов, как бывший руководящий работник Министерства образования, которого уже нет, что 2 года назад появился некий документ, который действует и сейчас. Это письмо, информационное письмо, подписанное министром. Это письмо висит на сайте, где описано содержание предмета «Православная Культура» для всей школы с 1 по последний класс. Я не открою большого секрета, если скажу, что многие наработки Аллы Валентиновны Бородиной как автора там учтены, представлены. Там и многие другие участвуют – труд был коллективный, и экспертизы проходили в разных научных коллективах. Так что есть, я подчеркиваю, и законодательная база для этой работы в виде документа. Я очень рад, что то, что сейчас практикуется – это наиболее масштабная реализация этого документа. Это не нормативный документ – это информационная помощь тем, кто этим хочет заниматься. Это первое.


Второе, поскольку, меня уже представили, как человека, который имеет отношение к отечественным традициям в отечественном образовании, я бы хотел сказать, что наша педагогика и православная педагогика насчитывает 1000 лет каких или никаких. Из них только 200 лет к этому образованию имеет отношение государство в лице Министерства образования России. 2 года назад исполнялось 200 лет Министерству образования. Более 700 лет назад не было никаких школ. Образование было, а школы не было. Но были традиции. Традиции семейного образования, образования в рамках православного мира. В рамках действующей церкви это происходило. Люди приобщались к вере, к ценностям, конечно же, в семье и в мире получали навыки, чтобы себя обслуживать, чтобы себя кормить, семью кормить. И эти традиции мы, конечно же, должны знать и учить и во многом стараться их возрождать.
Хотел бы напомнить такую вещь, что когда начали внедрять школу, никакое сословие не хотело отдавать детей в школу, потому что в школе давалось знания сугубо прикладные, предметы не духовные. Это отталкивало людей от той школы, которую государство навязывало, начиная с петровских времен. Поэтому возникла как раз новая традиция – школьная педагогика, которая не всегда гармонично сочеталась с традициями православной культуры. Изучался в школьной программа закон Божий, но часто получалось так, что это были уроки атеистического воспитания. Наша интеллигенция традиционно и во многом была, к сожалению, антиправославной, хотя и получала какое-то православное воспитание в семьях. И этот диссонанс только в одной сфере решался гармонично. Я имею в виду церковно-приходские школы. Церковь повернулась лицом к нуждам народа и давала хорошее образование, позволяющее приобщаться к истинам и в то же время помогала жить во все более современном обществе. Чиновники дореволюционные всё больше смотрели на эту жизнь отчасти с завистью. И, в конце концов, к сожалению, эта очень хорошая традиция школьной православной педагогики была прервана. И то, что было потом – это уже школа сугубо светская, но светская в этаком петровском виде, когда детей вооружали разными инструментами, средствами, а целями не вооружали, не приобщали к ценностям. А вот то, что происходит сейчас – это результат этого профильного века нашего “образования”. Детей не приобщали к смыслу жизни.


Вот тут я бы хотел, завершая мое выступление, хотел бы поприветствовать ту работу, которая начата. Если сейчас хороший родитель смотрит, а чему там учат учителя, какие там учебники, что задали по любому предмету, то по этому новому предмету, я вас уверяю, надо, чтобы было полное единство тех, кто преподает, тех, кому преподают, и родителей. Родителям – ценностный аспект, который был напрочь вытравлен фактически, сейчас же надо, чтобы он возвращался. Вот я тут на выставке купил для внучки учебник по этикету, издательство, по-моему, “Олма-пресс”. Книга очень поразила меня и мою супругу. Есть раздел – “в церкви”.


И там и “Отче наш”, и “Верую” и многие другие вещи. Потому что есть социальный заказ. Все понимают, что без этого нельзя. Родители должны быть первыми союзниками школы, и также школа по отношению к родителям. Здесь главное – родители. Потому что от 0 до 7 лет – это родительское воспитание. И родителей тоже нужно воспитывать.

 

Бородина А. В . об издательстве «Православная педагогика»:
Об издательстве «Православная педагогика» приятно говорить. Во-первых, оно появилось в нужный момент. Православная педагогика – издательство особое.


В наше время надо бояться коммерциализации, бояться погнаться за средствами, и я очень рада позиции руководства издательства: “Мы не можем все подряд издавать. Наша концепция должна быть нравственной”. И только так и нужно.
Конечно, рук не хватает, потому что идей, связанных с возрождением отечественного образования очень много. В новом, перспективном направлении появляется всё больше людей, как бы вдохновленные идеей, но быстро обнаруживается, что большинство не трудиться хотят, а возглавить новое дело для эксплуатации чужого труда. Это грустно. Ведь у нас столько работы, сколько проблем требуют нашего внимания!


Но я очень рада, что рядом оказывались и люди, готовые бескорыстно помочь, и выполнить какой-то свой труд для возрождения образования и культуры. И в результате оказывается, что вокруг уже работает целый коллектив.

Прочитано 552 раз

 

Основы православной культуры. Проект А.В. Бородиной
Индекс Цитирования Яndex